Railwayclub.info main
Welcome, Guest. Please login or register.
Did you miss your activation email?
18.06.18 , 22:06

Login with username, password and session length
Home | Help | Search | Login | Register | References | Blogs | Contact Information

railwayclub.info: train travel answers, travel deals

  discussion

    Related questions

      Общие вагоны в ПДС

Pages: 1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Reply | Print
Author Topic: Общие вагоны в ПДС  (Read 44437 times)
gast
Active user

Posts: 484


View Profile
« Reply #10 on: 31.10.06 , 12:10 »
Share Reply with quote

Через Коростень 213/214 не ходил, только Фастов-Житомир-Новоград-Шепетовка. На Фастов-Казатин-Шепетовка его перевели ещё пассажирским. С переходом в скорые разве общий вагон убрали ну и очень незначительно ускорили на отрезке Киев-Харьков.
Logged
Megapups
Active user

Posts: 11785


View Profile
« Reply #11 on: 31.10.06 , 12:10 »
Share Reply with quote

Л.Е. Улицкая. Общий вагон. Фрагмент
Собирались мы наскоро, но традиций не нарушали: водка, селедка, хлеб. Последнее немаловажно — в деревне, куда мы ехали, магазина давно уже не держали. Если говорить вполне откровенно, продуктов набрался полный рюкзак.
Число на дворе было тридцатое декабря. Крайний день. Билеты на Савеловском вокзале нам продали, хотя очередь стояла изрядная. Вскоре выяснилось, что билеты продали всем желающим, которых было вдвое больше, чем посадочных мест. На перроне происходило нечто ностальгическое — не то война, эвакуация с последующей бомбежкой, не то съемка фильма из тех же лет. В спутниках моих проснулась не утраченная сноровка военного детства, и мы довольно ловко вперлись в переполненный вагон. И поехали на север…
Вагон общий. Народ постепенно утрясается. Дураки плотненько сидят на лавках, умные уже растянулись на верхних полках. А мы стоим в проходе. Пока что тесно и холодно, но скоро будет жарко и душно, но к этому времени умные и дураки сравняются в одном — все будут пьяными. Процесс, собственно говоря, пошел сразу же, как только поезд тронулся. Все вынули. Не спрашивайте, что. Вот именно. Бутылки. Все, кроме нас. Не потому, что у нас не было. А потому, что начался такой народный театр, что невозможно было оторваться от зрелища этой натуральной жизни в железнодорожных декорациях…
Первым явлением была Проводница. Рубенсовская модель с лицом подвыпившей матрешки. Сильная, крепкая. От пьянства еще не развалилась, только перед обвис, как у коровы. Голос властный, веселый, хамства не допустит, если надо, сама так обхамит, что и милиционер покраснеет. Понимает, что билетов продано вдвое больше, чем мест, но ситуацией владеет полностью: кого направо, кого налево, бабу с дитем усадила, солдатиков-отпускников с мест подняла — погодите малек, ребятки, и вас пристрою… Но солдатики торопятся — им ехать всего восемь часов, а за это время надо успеть захорошеть, и проспаться, и снова захорошеть. Но они в надежных руках, в отпуск их везет солдатская мать, медведица. Ее сын Колька, да двое землячков Вовка и Серега…
В соседнем с нашим отсеке солидная семья из пяти членов: мать и отец в средних годах, их сын с женой и немецкая овчарка. Ей-то хуже всех. Забилась под лавку и переживает нервный срыв. Все ее жалеют, ласкают, особенно пожилая хозяйка: «Ах ты, моя красавица, не бойся, глупая, мы тебя в обиду не дадим». А собака дрожмя дрожит. Папаша с сынком уже приняли. Папаша ногами вспотел, ботиночки снял, отдыхает… Колбаска, курочка… Не желаете ли?..
Хороший у нас народ — добродушный, щедрый…
Рядом с нами, на проходном месте, возле самого сортира, любовная парочка. Не молодежь глупая. А взрослые, женатые, за тридцать. От них любовью так и пышет, особенно от нее: «Ну, чего тебе дать-то, Славик? Хошь славянской, хошь хейнекена? А водочки, водочки-то?»
У нее штук восемь одинаковых пластиковых пакетов, она их перетряхивает, позвякивает, постукивает… А муж носом крутит: того не хочет, этого не хочет… Непонятно даже, чем это он так быстро набирается…
Вот и солдатики вышли из тамбура, присели на лавку, уже и пропустили по маленькой, и повздорили, и матюгами друг в друга пульнули, и помирились. Такой у нас народ — душевный, отзывчивый…
И мы трое — мой муж, Дима и я — тоже народ. Одеты, как все: шапки, валенки, полушубки. И еда как у всех: хлеб, колбаса, сырок плавленый, чай в термосе… Вот чаек мы и пьем.
— Ну что вы, как неродные…— жалеют нас, предлагают.
Соседка с пакетами оказалась продавщицей из продовольственного магазина. Все рассказала: что раньше заведующей была, а теперь смысла нет, что к родне едут, что детишек у них двое, с бабкой остались. Что проблема у них есть — квартирная.
А Славик важный, как китайский мандарин, всем недоволен: сначала ему было холодно, потом стало жарко, пиво ему горькое, а водка слабая, а, главное, поезд так медленно идет, ну просто мочи нет… А продавщица все старается ему угодить: и так, и сяк, и боком, и скоком. А он чем пьяней, тем строже…
Вагон хоть и растрясся, но забит плотно. Кое-как расселись. Время от времени по проходу пробирается пьяный мужичище с висящим на одном ремне аккордеоном:
— Рюкзака моего не видели?
С каждым следующим его проходом он все пьянее, аккордеон свисает все ниже к полу, а рюкзак все недостижимей… Люди, правда, говорят, что еще на вокзале провожавшая его женщина ему рюкзак к поясу пальто привязала. Впрочем, пальто тоже нет…
Кое-где еще братаются, а кое-где уже схватились за грудки. Солдатская мать тут как тут: «Вов, Серега, да вы что? Чего кулаками-то машете? Хорошо ли, приедете к матери в синяках?»
Утихомиривает дураков… Почему от таких хороших добрых женщин родятся такие щенки бессмысленные?
А в семейном отсеке хоровое пение: «Что стоишь, качаясь, тонкая рябина?»
Немецкая овчарка прижала уши, сгорбилась… Почтительный сын ведет папаню в туалет. Только ботиночки забыл на него надеть. Сынку указывают: обуй папашу, в уборной давно уже по колено…
Сынок папаню усаживает, ботиночки прилаживает. Пока они в отлучке, свекровь, закончив песню на слезливой ноте, сообщает невестке, кто она такая есть. Невестка тоже кой-чего ей сообщает. Раздается крепкий визг. Собачьи нервы не выдерживают, она взвывает. Драматическое напряжение нарастает. Молодой человек приволок папаню из сортира. Оскорбленная молодая жена требует от мужа немедленной расправы над свекровью. Собачий вой переходит в скулеж. Мамаша нежна с собакой как добрая фея. Только что не целует: «Ах ты моя бедняжка, разволновалась-то как!» И вдруг рявкает огромным зычным голосом:
— Сидеть!
Из-под собаки начинает что-то подозрительно течь. Молодая пара волочет собаку в туалет. Собака сопротивляется. В глазах у нее отчаяние и безумие — люди с такими глазами кончают самоубийством.
Все полны взаимным интересом, но доброжелательность мгновенно обращается в агрессию. Кто-то хохочет, кто-то рыдает. Ударяя распахнувшим всю свою душу аккордеоном о стойки полок, человек все бродит из вагона в вагон и ищет свой рюкзак. Славик раздухарился не на шутку:
— Что за поезд? Я в таких не езжу! Остановить поезд! Пусть меня встретят! Где моя космическая связь?
А жена его утешает: что ты, говорит, Славик, ты телефон-то свой на столе забыл… И нам с гордостью поясняет: он у меня телефонист, в спецуправлении работает.
У нас просто глаза раскрываются: да какой же он же телефонист, он же телеграфист! Бессмертный чеховский телеграфист, но зарвавшийся, зажравшийся. Космическую связь ему! Птицу-тройку! И пусть поезд остановят! И вертолет пришлют!
Русский театр абсурда. За полночь перевалило. Уже тридцать первое декабря.
Поезд пьян как зюзя. Проводница, солдатики, спящие и бодрствующие — все дышат свежими алкогольными парами. Праздник грядет. Еще почти и не наблевано, и морды не все биты, и все впереди.
Мы немного чувствуем свою подлость: не напились, не слились с народом, смотрим трезвым глазом со стороны, просто как наблюдатели из ООН. Но, между прочим, кроме наших трех, еще одна пара трезвых глаз наблюдает картину. Сверху свешивается красивый человек, тельняшка из-под рубахи, лицо нездешнее, пожалуй, северокавказское: рус, подбородок лопатой, с кинематографической ямкой, нос резкий, без славянской мякоти. Чеченец, что ли? А глаза любопытствующие, смотрят прямо…
Мы вышли в Кашине. И «чеченец» с нами. Тьма-тьмущая, и мороз под тридцать. В вокзале тепло, и народ туда подтягивается. Отсюда, с вокзальной площади скоро пойдут автобусы по деревням. Люди топчутся. Ждут. Нам ждать часа два.
Logged
ДК
Active user

Posts: 652


View Profile
« Reply #12 on: 31.10.06 , 12:10 »
Share Reply with quote

Я в прпошлом году в сентябре ехал в общем вагоне поезда Москва-Новгород. Состояние вагона было вполне приличным, но было очень холодно, и пьяные футбольные фанаты портили впечатление от приличного в целом контингента.

А в середине 90-х я регулярно ездил в общем вагоне поезда СПб-Великие Луки - вполне прилично, если только не в воскресенье вечером и не в праздники - тогда народу в вагоне бывало слишком много. Ещё ездил в середине 90-х в прицепном Новосокольники-СПб (к Кишинёв-СПб) - хороший чистый вагон. Ездил в СПб-Пестово - похуже, но приемлемо. Вообще, в Псковской и Новгородской областях в общих вагонах нередко приходилось ездить, и впечатления в целом положительные. Ходят ли они там сейчас - не знаю.
Logged
joy
Active user

Posts: 24690


View Profile
« Reply #13 on: 31.10.06 , 12:10 »
Share Reply with quote

Интересно, в рассказе о каком поезде идет речь, не об ушедшем в мир иной Мск-Питер?
Вообще, ИМХО, во многих местах распространенная практика - пускать "пригородные" поезда, состоящие из нескольких общаков. В Архангельской обл. много таких видел.
Logged
Megapups
Active user

Posts: 11785


View Profile
« Reply #14 on: 31.10.06 , 12:10 »
Share Reply with quote

наверно о рыбинском в рассказе
« Last Edit: 31.10.06 , 13:10 by Megapups » Logged
Ngregory
Active user

Posts: 11444


View Profile
« Reply #15 on: 31.10.06 , 13:10 »
Share Reply with quote

Да, похоже на питерский. В Питер на нем практически никто не ездил, в основном до небольших промежуточных станций.

Вообще, ИМХО, во многих местах распространенная практика - пускать "пригородные" поезда, состоящие из нескольких общаков. В Архангельской обл. много таких видел.

Да, много таких. Например на казанском ходу Транссиба, на БАМе, на Северной ж.д. Заметил, что чаще они ходят там, где электрификация на переменке. ВЛ60 и несколько общаков.
Logged
joy
Active user

Posts: 24690


View Profile
« Reply #16 on: 31.10.06 , 13:10 »
Share Reply with quote

Их же, вроде, "тетками" называют, кроме того, от старших поколений слышал название "кукушки".
На тепловозной тяге тоже встречаются, например, на линии Ряжск-Пенза.
Logged
pabel
Active user

Posts: 3380


View Profile
« Reply #17 on: 31.10.06 , 13:10 »
Share Reply with quote

Их так же "петушками" называют. На ДонЖД пригородные "петуховые":
- Красноармейск - Доброполье, Красноармейск - Дубово, Красноармейск - Кураховка;
- (Мариуполь -) Волноваха - Камыш-Заря;
- Дебальцево - Очеретино, Дебальцево - Кр.Лиман - Купянск, Дебальцево - Кр.Могила;
- Кумшацкий - Бункерная;
- Торез - Воскресенская;
- Менчугово - Новый Свет;
- Штеровка - Яновский.

На ЮВЖД есть такой "экспресс" по кличке "Муха" - Миллерово - раз. Карьер 122 км. На ПриднЖД есть пригородные Камыш-Заря - Верх.Токмак-2, Камыш-Заря - Пологи, Пологи - Чаплино, Пологи - Запорожье, Павлоград - Самойловка... Дальше продолжать?
Logged
Ngregory
Active user

Posts: 11444


View Profile
« Reply #18 on: 31.10.06 , 14:10 »
Share Reply with quote

Их же, вроде, "тетками" называют, кроме того, от старших поколений слышал название "кукушки".

На БАМе их окурками называют
Logged
RVR
Active user

Posts: 913


View Profile
« Reply #19 on: 01.11.06 , 12:11 »
Share Reply with quote

Через Коростень 213/214 не ходил, только Фастов-Житомир-Новоград-Шепетовка. На Фастов-Казатин-Шепетовка его перевели ещё пассажирским. С переходом в скорые разве общий вагон убрали ну и очень незначительно ускорили на отрезке Киев-Харьков.
В таком случае Руслан не мог ехать в нём через Малин-Коростень. Вероятно, спутал с Фастов-Житомир.
Logged
Tags: wagon 
Pages: 1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Reply | Print
Jump to:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.8 | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC Valid XHTML 1.0! Valid CSS!
Page created in 0.099 seconds with 20 queries.
Google visited last this page 17.06.13 , 02:06